Блог
910 0

Гибель императорской семьи николая 2. Расстрел семьи Николая II

Москва. 17 июля.. в Екатеринбурге был расстрелян последний русский император Николай II и все члены его семьи. Спустя почти сто лет трагедия вдоль и поперек изучена российскими и зарубежными исследователями. Ниже - 10 самых важных фактов о том, что произошло в июле 1917 в Ипатьевском доме.

1. Семью Романовых со свитой разместили в Екатеринбурге 30 апреля, в доме военного инженера в отставке Н.Н. Ипатьева. С царской семьей в доме проживали доктор Е. С. Боткин, камер-лакей А. Е. Трупп, горничная императрицы А. С. Демидова, повар И. М. Харитонов и поваренок Леонид Седнев. Все кроме поваренка были убиты вместе с Романовыми.

2. В июне 1917 г. Николай II получил несколько писем якобы от белого русского офицера.Анонимный автор писем рассказывал царю, что сторонники короны намерены похитить узников Ипатьевского дома и просил Николая оказать помощь – нарисовать планы комнат, сообщить расписание сна членов семьи и пр. Царь, однако, в своем ответе заявил: "Мы не хотим и не можем бежать. Мы только можем быть похищены силой, как силой нас привезли из Тобольска. Поэтому не рассчитывайте ни на какую нашу активную помощь", тем самым отказавшись содействовать "похитителям", но не отказываясь от самой идеи быть похищенными.

Впоследствии выяснилось, что письма были написаны большевиками с целью проверить готовность царской семьи к побегу. Автором текстов писем был П.Войков.

3. Слухи об убийстве Николая II появились еще в июне1917 г. после убийства Великого князя Михаила Александровича. Официальной версией исчезновения Михаила Александровича стал побег; в то же время царь был якобы убит ворвавшимся в Ипатьевский дом красноармейцем.

4. Точный текст приговора, который вынесли и зачитали большевики царю и его семье, неизвестен. Примерно в 2 часа ночи с 16 на 17 июля караульные разбудили врача Боткина с тем, чтобы тот разбудил царскую семью, велел собраться и спуститься в подвал. На сборы ушло, по разным источникам, от получаса до часа. После того, как Романовы с прислугой спустились, чекист Янкель Юровский сообщил им о том, что они будут убиты.

По разным воспоминаниям, он сказал:

"Николай Александрович, Ваши родственники старались Вас спасти, но этого им не пришлось. И мы принуждены Вас сами расстрелять" (по материалам следователя Н. Соколова)

"Николай Александрович! Попытки Ваших единомышленников спасти Вас не увенчались успехом! И вот, в тяжелую годину для Советской республики… - Яков Михайлович повышает голос и рукой рубит воздух: - …на нас возложена миссия покончить с домом Романовых" (по воспоминаниям М.Медведева (Кудрина))

"Ваши друзья наступают на Екатеринбург, и поэтому вы приговорены к смерти" (по воспоминаниям помощника Юровского Г.Никулина.)

Сам Юровский позже говорил, что точных слов, которые он произнес, не помнит. "…я тут же, насколько помню, сказал Николаю примерно следующее, что его царственные родственники и близкие как в стране, так и за границей, пытались его освободить, а что Совет рабочих депутатов постановил их расстрелять".

5. Император Николай, услышав приговор, переспросил:"Боже мой, что же это такое?" Согласно другим источникам, он успел сказать только: "Что?"

6. Трое латышей отказались исполнять приговори вышли из подвала незадолго до того, как туда спустились Романовы. Оружие отказников было распределено между оставшимися. В расстреле участвовали, по воспоминаниям самих участников, 8 человек. "На самом же деле нас было исполнителей 8 человек: Юровский, Никулин, Медведев Михаил, Медведев Павел четыре, Ермаков Петр пять, вот я не уверен, что Кабанов Иван шесть. И ещё двоих я не помню фамилий", - пишет в воспоминаниях Г.Никулин.

7. До сих пор неизвестно, был ли расстрел царской семьи санкционирован высшей властью.По официальной версии, решение о "казни" было принято исполкомом Уралоблсовета, в то время как центральное советское руководство узнало о случившемся уже после. К началу 90-х гг. сформировалась версия, согласно которой уральские власти не могли принять такое решение без директивы Кремля и согласились принять на себя ответственность за самовольный расстрел ради обеспечения центральной власти политического алиби.

Тот факт, что Уральский облсовет не являлся судебным или иным органом, который имел полномочия выносить приговор, расстрел Романовых долгое время рассматривался не как политические репрессии, а как убийство, что препятствовало посмертной реабилитации царской семьи.

8. После расстрела тела убитых вывезли за город и сожгли,предварительно полив серной кислотой, чтобы довести останки до неузнаваемости. Санкцию на выделение большого количества серной кислоты выдал комиссар снабжения Урала П.Войков.

9. Информация об убийстве царской семьи стала известна обществу спустя несколько лет;изначально советская власть сообщила, что убит только Николай II, Александр Федоровна с детьми якобы перевезена в безопасное место в Пермь. Правду о судьбе всей царской семьи сообщил в статье "Последние дни последнего царя" П. М. Быков.

Кремль признал факт расстрела всех членов царской семьи, когда на западе стали известны результаты расследования Н.Соколова, в 1925 году.

10. Останки пяти членов императорской семьи и четверых их слуг, были найдены в июле 1991 г.неподалеку от Екатеринбурга под насыпью Старой Коптяковской дороги. 17 июля 1998 г. останки членов императорской семьи были захоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. В июле 2007 г. были найдены останки царевича Алексея и великой княжны Марии.

О трагедии семьи царя Николая II изданы сотни книг на многих языках мира. В этих исследованиях достаточно объективно представлены события июля 1918 года в России. Некоторые из этих сочинений мне приходилось читать, анализировать и сопоставлять. Однако остается много загадок, неточностей и даже заведомой неправды.

К числу наиболее достоверной информации принадлежат протоколы допросов и другие документы колчаковского судебного следователя по особо важным делам Н.А. Соколова. В июле 1918 года после захвата Екатеринбурга белыми войсками Верховный главнокомандующий Сибири адмирал А.В. Колчак назначил Н.А. Соколова руководителем по делу о расстреле царской семьи в этом городе.

Н.А. Соколов

Соколов два года работал в Екатеринбурге, провел допросы большого количества людей, причастных к этим событиям, пытался найти останки расстрелянных членов царской семьи. После захвата Екатеринбурга красными войсками Соколов покинул Россию и в 1925 году в Берлине опубликовал книгу «Убийство царской семьи». С собой он увез все четыре экземпляра своих материалов.

В Центральном партийном архиве ЦК КПСС, где я работал руководителем, хранились в основном подлинные (первые) экземпляры этих материалов (примерно тысяча страниц). Как они попали в наш архив — неизвестно. Все их я внимательно прочитал.

Впервые детальная проработка материалов, связанных с обстоятельствами расстрела царской семьи, была проведена по заданию ЦК КПСС в 1964 году.

В подробной справке «о некоторых обстоятельствах, связанных с расстрелом царской семьи Романовых» от 16 декабря 1964 года (ЦПА Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, фонд 588 опись 3С) документально и объективно рассмотрены все эти проблемы.

Справку написал тогда заведующий сектором идеологического отдела ЦК КПСС Александр Николаевич Яковлев, выдающийся политический деятель России. Не имея возможности опубликовать всю упомянутую справку, привожу лишь некоторые места из нее.

«В архивах не обнаружено каких-либо официальных отчетов или постановлений, предваряющих расстрел царской семьи Романовых. Нет бесспорных данных и об участниках расстрела. В связи с этим изучены и сопоставлены материалы, опубликованные в советской и зарубежной прессе, и некоторые документы советских партийных и государственных архивов. Кроме того, записаны на магнитофонную ленту рассказы бывшего помощника коменданта Дома особого назначения в Екатеринбурге, где содержалась царская семья, Г.П. Никулина и бывшего члена коллегии Уральской областной ЧК И.И. Радзинского. Это единственные оставшиеся в живых товарищи, имевшие то или иное отношение к расстрелу царской семьи Романовых. На основании имеющихся документов и воспоминаний, нередко противоречивых, можно составить такую картину самого расстрела и обстоятельств, связанных с этим событием. Как известно, Николай II и члены его семьи были расстреляны ночью с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге. Документальные источники свидетельствуют, что Николай II и его семья были казнены по решению Уральского областного Совета. В протоколе № 1 заседания ВЦИК от 18 июля 1918 года читаем: «Слушали: Сообщение о расстреле Николая Романова (телеграмма из Екатеринбурга). Постановлено: По обсуждении принимается следующая резолюция: Президиум ВЦИК признает решение Уральского областного Совета — правильным. Поручить тт. Свердлову, Сосновскому и Аванесову составить соответствующее извещение для печати. Опубликовать об имеющихся в ВЦИК документах — (дневник, письма и т.п.) бывшего царя Н. Романова и поручить т. Свердлову составить особую комиссию для разбора этих бумаг и их публикации». Подлинник, хранящийся в Центральном государственном архиве, подписан Я.М. Свердловым. Как пишет В.П. Милютин (нарком земледелия РСФСР), в тот же день, 18 июля 1918 года, в Кремле поздно вечером проходило очередное заседание СНК (Совет народных комиссаров. —Ред.) под председательством В.И. Ленина. «Во время доклада товарища Семашко в зал заседаний вошел Я.М. Свердлов. Он сел на стул сзади Владимира Ильича. Семашко закончил свой доклад. Свердлов подошел, наклонился к Ильичу и что-то сказал. — Товарищи, Свердлов просит слово для сообщения, — объявил Ленин. — Я должен сказать, — начал Свердлов обычным своим ровным тоном, — получено сообщение, что в Екатеринбурге по постановлению областного Совета расстрелян Николай. Николай хотел бежать. Чехословаки подступали. Президиум ЦИКа постановил: одобрить. Молчание всех. — Перейдем теперь к постатейному чтению проекта, — предложил Владимир Ильич». (Журнал «Прожектор», 1924 г., стр. 10). Это сообщение Я.М. Свердлова было зафиксировано в протоколе № 159 заседания СНК от 18 июля 1918 года: «Слушали: Внеочередное заявление Председателя ЦИК т. Свердлова о казни бывшего царя — Николая II по приговору Екатеринбургского Совдепа и о состоявшемся утверждении этого приговора Президиумом ЦИК. Постановили: Принять к сведению». Подлинник этого протокола, подписанный В.И. Лениным, хранится в партархиве Института марксизма-ленинизма. За несколько месяцев перед этим на заседании ВЦИК обсуждался вопрос о переводе семьи Романовых из Тобольска в Екатеринбург. Я.М. Свердлов говорит об этом 9 мая 1918 года: «Должен вам сказать, что вопрос о положении бывшего царя ставился у нас в Президиуме ВЦИК еще в ноябре месяце, в начале декабря (1917 г.) и с тех пор неоднократно поднимался, но мы не принимали никакого решения, считаясь с тем, что необходимо предварительно точно ознакомиться с тем, как, в каких условиях, насколько надежна охрана, как, одним словом, содержится бывший царь Николай Романов». На этом же заседании Свердлов докладывал членам ВЦИК, что в самом начале апреля Президиум ВЦИК заслушал доклад представителя комитета команды, охранявшей царя. «На основании этого доклада мы пришли к заключению, что оставлять дальше Николая Романова в Тобольске невозможно… Президиум ВЦИК решил перевести бывшего царя Николая в более надежный пункт. Таким более надежным пунктом был избран центр Урала — г. Екатеринбург». О том, что вопрос о переводе семьи Николая II был решен с участием ВЦИК, говорят в своих воспоминаниях и старые коммунисты-уральцы. Радзинский сказал, что инициатива перевода принадлежала Уральскому областному Совету, а «Центр не возражал» (Магнитофонная запись от 15 мая 1964 г.). П.Н. Быков, бывший член Уральского совета, в своей книге «Последние дни Романовых», изданной в 1926 году в Свердловске, пишет, что в начале марта 1918-го в Москву специально по этому поводу ездил областной военком И. Голощекин (партийная кличка «Филипп»). Ему было дано разрешение перевести царскую фамилию из Тобольска в Екатеринбург».

Далее в справке «О некоторых обстоятельствах, связанных с расстрелом царской семьи Романовых» приведены ужасные подробности жестокой казни царской семьи. Говорится о том, как были уничтожены трупы. Рассказывается, что у убитых нашли в зашитых корсетах и поясах примерно полпуда бриллиантов и драгоценностей. В этой статье не хотел бы обсуждать столь бесчеловечные деяния.

В мировой прессе многие годы распространяется утверждение о том, что «истинный ход событий и опровержение «фальсификаций советских историков» содержится в дневниковых записях Троцкого, не предназначавшихся для печати, поэтому, дескать, особенно откровенных. Они были подготовлены для публикации и изданы Ю.Г. Фельштинским в сборнике: «Лев Троцкий. Дневники и письма» (Эрмитаж, США, 1986 г.).

Привожу отрывок из этой книги.

«9 апреля (1935 г.) Белая печать когда-то очень горячо дебатировала вопрос, по чьему решению была предана казни царская семья. Либералы склонялись, как будто, к тому, что уральский исполком, отрезанный от Москвы, действовал самостоятельно. Это неверно. Постановление вынесено было в Москве. Дело происходило в критический период гражданской войны, когда я почти все время проводил на фронте, и мои воспоминания о деле царской семьи имеют отрывочный характер».

В других документах Троцкий рассказывает о заседании Политбюро за несколько недель до падения Екатеринбурга, на котором он отстаивал необходимость открытого судебного процесса, «который должен был развернуть картину всего царствования».

«Ленин откликнулся в том смысле, что это было бы очень хорошо, если б было осуществимо. Но времени может не хватить. Прений никаких не вышло, так (как) я на своем предложении не настаивал, поглощенный другими делами».

В следующем эпизоде из дневников, наиболее часто цитируемом, Троцкий вспоминает, как уже после расстрела на его вопрос о том, кто решал судьбу Романовых, Свердлов ответил: «Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять нам им живого знамени, особенно в нынешних трудных условиях».

Николай II с дочерьми Ольгой, Анастасией и Татьяной (Тобольск, зима 1917 года). Фото: Wikipedia

«Решали» и «Ильич считал» можно, а согласно другим источникам и нужно, трактовать как принятие общего принципиального решения о том, что Романовых нельзя оставлять в качестве «живого знамени контрреволюции».

И так ли важно, что непосредственное постановление о расстреле семьи Романовых было вынесено Уральским Советом?

Привожу еще один интересный документ. Это телеграфный запрос от 16 июля 1918 года из Копенгагена, в котором было написано: «Ленину, члену правительства. Из Копенгагена. Здесь распространился слух, что бывший царь убит. Сообщите, пожалуйста, по телефону факты». На телеграмме Ленин собственноручно написал: «Копенгаген. Слух неверен, бывший царь здоров, все слухи — ложь капиталистической прессы. Ленин».

Нам не удалось выяснить, была ли тогда отослана ответная телеграмма. Но это был самый канун того трагического дня, когда расстреляли царя и его близких.

Иван Китаев— специально для «Новой»

справка

Иван Китаев — историк, кандидат исторических наук, вице-президент Международной академии корпоративного управления. Прошел путь от плотника на строительстве Семипалатинского полигона и дороги Абакан-Тайшет, от военного строителя, возводившего в таежной глуши завод по обогащению урана, до академика. Окончил два института, Академию общественных наук, аспирантуру. Работал секретарем Тольяттинского горкома, Куйбышевского обкома, директором Центрального партийного архива, замдиректора Института марксизма-ленинизма. После 1991 года работал начальником главка и начальником департамента Министерства промышленности России, преподавал в академии.

Ленину свойственна высшая мера

Об организаторах и заказчике убийства семьи Николая Романова

В своих дневниках Троцкий не ограничивается цитированием слов Свердлова и Ленина, но также выражает собственное мнение о расстреле царской семьи:

«По существу, решение (о казни. —О. Х.) было не только целесообразно, но и необходимо. Суровость расправы показала всем, что мы будем вести борьбу беспощадно, не останавливаясь ни перед чем. Казнь царской семьи нужна была не просто для того, чтоб запугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что отступления нет, что впереди полная победа или полная гибель. В интеллигентских кругах партии, вероятно, были сомнения и покачивания головами. Но массы рабочих и солдат не сомневались ни минуты: никакого другого решения они не поняли бы и не приняли бы. Это Ленин хорошо чувствовал: способность думать и чувствовать за массу и с массой была ему в высшей мере свойственна, особенно на великих политических поворотах…»

Насчет высшей меры, свойственной Ильичу, Лев Давидович, разумеется, архиправ. Так Ленин, как известно, лично требовал повесить как можно больше попов, едва получив сигнал, что массы кое-где на местах проявили такую инициативу. Как же народной власти не поддержать инициативу снизу (а в действительности самые низменные инстинкты толпы)!

Что же касается суда над царем, на который, по словам Троцкого, Ильич был согласен, да время поджимало, то и этот суд со всей очевидностью завершился бы приговором Николая к высшей мере. Вот только в таком случае с царской семьей могли возникнуть лишние трудности. А тут как славно получилось: Уральский Совет решил — и всё, взятки гладки, вся власть Советам! Ну, может, только «в интеллигентских кругах партии» некоторая оторопь и была, но быстро прошла, как у самого Троцкого. В своих дневниках он приводит фрагмент разговора со Свердловым уже после екатеринбургской казни:

«— Да, а где царь? — Кончено, — ответил он, — расстрелян. — А семья где? — И семья с ним. — Все? — спросил я, по-видимому, с оттенком удивления. — Все! — ответил Свердлов. — А что? Он ждал моей реакции. Я ничего не ответил. — А кто решал? — Мы здесь решали…»

Некоторые историки делают акцент на том, что Свердлов ответил не «решили», а «решали», что якобы важно для выявления главных виновных. Но они при этом вырывают слова Свердлова из контекста разговора с Троцким. А тут ведь как: каков вопрос, таков ответ: Троцкий-то спрашивает, кто решал, вот Свердлов и отвечает «Мы здесь решали». И уже дальше говорит еще конкретнее — про то, что Ильич считал: «нельзя оставлять нам им живого знамени».

Так что в своей резолюции на датской телеграмме от 16 июля Ленин явно лукавил, говоря о лжи капиталистической прессы относительно «здоровья» царя.

В современных терминах можно сказать так: если Уральский Совет был организатором убийства царской семьи, то Ленин — заказчиком. Но в России организаторы редко, а заказчики преступлений почти никогда на скамье подсудимых, увы, не оказываются.

Интервью Владимира Сычёва по делу Романовых

В июне 1987 года я был в Венеции в составе французской прессы, сопровождавшей Франсуа Миттерана на саммите G7. Во время перерывов между пулами ко мне подошёл итальянский журналист и спросил о чём-то по-французски. Поняв по моему акценту, что я не француз, он поглядел на мою французскую аккредитацию и спросил, откуда я. - Русский, - ответил я. - Вот как? - удивился мой собеседник. Под мышкой он держал итальянскую газету, откуда он и перевел огромную, на полстраницы, статью.

Умирает в частной клинике в Швейцарии сестра Паскалина. Она была известна всему католическому миру, т.к. прошла с будущим Папой Пием ХХII с 1917 года, когда он ещё был кардиналом Пачелли в Мюнхене (Бавария), до его смерти в Ватикане в 1958 году. Она имела на него такое сильное влияние, что ей он доверил всю администрацию Ватикана, и когда кардиналы просили аудиенцию у Папы, то она решала, кто такой аудиенции достоин, а кто - нет. Это - короткий пересказ большой статьи, смысл которой был в том, что фразе, произнесённой в конце и не простой смертной, мы должны были верить. Сестра Паскалина попросила пригласить адвоката и свидетелей, так как не хотела уносить в могилутайну своей жизни. Когда те явились, то она сказала лишь, что женщина, похороненная в деревнеМоркоте, недалеко от озера Маджоре - действительнодочь русского царя - Ольга!!

Я убедил моего итальянского коллегу в том, что это - подарок Судьбы, и что сопротивляться ей бесполезно. Узнав, что он из Милана, я заявил ему, что назад в самолёте президентский прессы я в Париж не полечу, а мы с ним на полдня съездим в эту деревню. Мы после саммита туда и отправились. Оказалось, что это уже не Италия, а Швейцария, но мы быстро нашли деревню, кладбище и кладбищенского сторожа, который привёл нас к могиле. На могильном камне - фотография пожилой женщины и надпись по-немецки:Ольга Николаевна(без фамилии), старшая дочь Николая Романова, царя России, и даты жизни - 1985-1976!!!

Итальянский журналист был для меня прекрасным переводчиком, но на целый день там оставаться явно не хотел. Мне оставалось задавать вопросы.

Когда она здесь поселилась? -В 1948 году.

Она говорила, что она - дочь русского царя? - Конечно, и вся деревня об этом знала.

В прессу это попадало? - Да.

Как реагировали на это другие Романовы? Подавали ли они в суд? - Подавали.

И она проигрывала? - Да, проигрывала.

В этом случае она должна была оплатить судебные расходы противной стороны. - Она платила.

Она работала? - Нет.

Откуда же у неё деньги? - Да вся деревня знала, что её содержит Ватикан!!

Кольцо замкнулось. Я уехал в Париж и стал искать, что же известно по этому вопросу... И быстро натолкнулся на книгу двух английских журналистов.

Том Мангольд и Энтони Саммерс издали в 1979 году книгу«Досье на царя»(«Дело Романовых, или расстрел, которого не было»). Начали они с того, что, если снимается гриф секретности с государственных архивов по истечении 60 лет, то в 1978 году истекает 60 лет со дня подписания Версальского договора, и можно что-нибудь там «нарыть», заглянув в рассекреченные архивы. То есть, вначале была идея просто посмотреть... И они очень быстро попали нателеграммыанглийского посла в свой МИД о том, чтоцарскую семью вывезли из Екатеринбурга в Пермь. Объяснять профессионалам из БиБиСи, что это сенсация - не нужно. Они помчались в Берлин.

Очень быстро выяснилось, что белые, войдя в Екатеринбург 25 июля, сразу назначили следователя по расследованию расстрела царской семьи. Николай Соколов, на книгу которого ссылаются все до сих пор, - это третий следователь, получивший дело лишь в конце февраля 1919 года! Тогда возникает простой вопрос: а кем были первые два и что они доложили начальству? Так вот, первый следователь по фамилии Намёткин, назначенный Колчаком, проработав три месяца и заявляя, что он - профессионал, дело простое, и ему не нужно дополнительного времени (а белые наступали и в своей победе на тот момент не сомневались - т.е. всё время твоё, не спеши, работай!), кладёт на стол рапорт о том, чтоне было расстрела, а была инсценировка расстрела. Колчак этот рапорт - под сукно и назначает второго следователя по фамилии Сергеев. Тот также работает три месяца и в конце февраля вручает Колчаку с теми же словами такой же рапорт («Я - профессионал, дело простое, дополнительного времени не нужно, -не было расстрела- была инсценировка расстрела).

Тут надо пояснить и напомнить, что это белые свергли царя, а не красные, и они же отправили его в ссылку в Сибирь! Ленин в эти февральские дни был в Цюрихе. Что бы ни говорили простые солдаты, белая верхушка - это не монархисты, а республиканцы. И живой царь Колчаку был не нужен. Сомневающимся советую читать дневники Троцкого, где он пишет, что «если бы белые выставили любого царя - даже крестьянского, - мы бы не продержались и двух недель»! Это слова Верховного Главнокомандующего Красной Армии и идеолога красного террора!! Прошу верить.

Поэтому Колчак уже ставит «своего» следователя Николая Соколова и даёт ему задание. А Николай Соколов тоже работает всего лишь три месяца - но уже по другой причине. Красные вошли в Екатеринбург в мае, и он отступил вместе с белыми. Архивы он увёз, но что написал?

1.Трупов он не нашёл, а для полиции любой страны в любой системе «нет тел - нет убийства», - это исчезновение! Ведь при аресте серийных убийц полиция требует показать, где спрятаны трупы!! Наговорить можно всё что угодно, даже на самого себя, а следователю нужны вещественные доказательства!

И Николай Соколов «вешает первую лапшу на уши»:«бросили в шахту, залили кислотой». Это сейчас предпочитают забыть эту фразу, а мы-то её слышали вплоть до 1998 года! И почему-то никто никогда не усомнился. А можно ли шахту залить кислотой? Да ведь кислоты не хватит! В краеведческом музее Екатеринбурга, где директором Авдонин (тот самый, один из троих, «случайно» нашедших кости на Старокотляковской дороге, прочищенной до них тремя следователями в 1918-19 годах), висит справка о тех солдатах на грузовике, что у них было 78 литров бензина (не кислоты). В июле месяце в сибирской тайге, имея 78 литров бензина, можно сжечь весь московский зоопарк! Нет, они ездили туда-сюда, сначала бросали в шахту, заливали кислотой, а потом доставали и прятали под шпалами…

Между прочим, в ночь «расстрела» с 16 на 17 июля 1918 года из Екатеринбурга в Пермь ушёл огромный состав со всей местной Красной Армией, местным ЦК и местным ЧК. Белые вошли на восьмой день, а Юровский с Белобородовым и сотоварищами переложили ответственность на двух солдат? Нестыковочка, - чай, не с крестьянским бунтом имели дело. Да и если по своему усмотрению расстреляли, то могли это сделать и на месяц раньше.

2.Вторая «лапша» Николая Соколова - он описывает подвал Ипатиевского дома, публикует фотографии, где видно, что пули в стенах и в потолке (при инсценировке расстрела так, видимо, и делают). Вывод - корсеты женщин были набиты бриллиантами, и пули рикошетили! Значит, так: царя с престола и в ссылку в Сибирь. Деньги в Англии и Швейцарии, а они зашивают бриллианты в корсеты, чтобы крестьянам на рынке продавать? Ну и ну!

3.В той же книге Николая Соколова описывается тот же подвал в том же Ипатиевском доме, где в камине лежит одежда с каждого члена императорской семьи и волосы с каждой головы. Их что, стригли и переодевали (раздевали??) перед расстрелом? Совсем нет, - их вывезли тем же поездом в ту самую «ночь расстрела», но постригли и переодели, чтобы никто их там не узнал.

Том Магольд и Энтони Саммэрс интуитивно поняли, что разгадку этого интригующего детектива надо искать вДоговоре о Брестском Мире. И они стали искать оригинал текста. И что же?? При всех снятиях секретов через 60 лет такого официального документанигде нет! Нет его ни в рассекреченных архивах Лондона, ни Берлина. Искали везде - и везде находили только цитаты, но нигде не могли найти полного текста! И они пришли к выводу, что Кайзер у Ленина потребовал выдачи женщин. Жена царя - родственница Кайзера, дочери - немецкие гражданки и не имели права на престол, и к тому же Кайзер в тот момент мог раздавить Ленина как клопа! И вот здесь слова Ленина о том, что «мир унизительный и похабный, но его надо подписать», и июльская попытка государственного переворота эсэров с примкнувшим к ним в Большом театре Дзержинским принимают совсем другой вид.

Официально нас учили, что Троцкий договор подписал лишь со второй попытки и лишь после начала наступления немецкой армии, когда всем стало ясно, что Республике Советов не устоять. Если просто нет армии, что же здесь «унизительно и похабного»? Ничего. А вот, если надо сдать всех женщин царской семьи, да ещё немцам, да ещё во время первой мировой войны, то тут идеологически всё на своих местах, и слова читаются верно. Что Ленин и исполнил, и всю дамскую часть передали немцам в Киев. И сразу убийство немецкого посла Мирбаха в Москве и немецкого консула в Киеве приобретают смысл.

«Досье на царя» - увлекательное расследование одной хитро запутанной интриги мировой истории. Книга издана в 1979 году, поэтому слова сестры Паскалины 1983-го года о могиле Ольги в неё попасть не могли. И не будь новых фактов, то просто пересказывать здесь чужую книгу не было бы смысла…

Убийство семьи Романовых породило немало слухов, домыслов, попробуем и мы разобраться кто приказал убить царя.

Версия первая «Секретная директива»

Одна из версий, которой часто и весьма единодушно отдают предпочтение западные ученые, состоит в том, что все Романовы были уничтожены согласно некоей «секретной директиве», поступившей от правительства из Москвы.

Именно этой версии придерживался и следователь Соколов, изложив ее в своей насыщенной различными документами книге об убийстве царской семьи. Такую же точку зрения высказывают и два других автора, которые в 1919 году лично принимали участие в расследовании: генерал Дитерихс, получивший от указание «вести наблюдение» за ходом следствия, и корреспондент лондонской «Таймс» Роберт Уилтон.

Написанные ими книги являются важнейшими источниками для понимания динамики развития событий, но - как и книга Соколова - отличаются определенной тенденциозностью: Дитерихс и Уилтон любой ценой стремятся доказать, что большевики, орудовавшие в, были чудовищами и преступниками, но всего лишь пешками в руках «нерусских» элементов, то есть горстки евреев.

В некоторых правых кругах белого движения - а именно к ним примыкали упомянутые нами авторы - антисемитские настроения проявлялись в то время в крайних формах: настаивая на существовании заговора «жидо-масонской» элиты, они объясняли этим все произошедшие события, от революции до убийства Романовых, обвиняя в содеянном исключительно евреев.

Нам практически ничего не известно о возможно существовавшей «секретной директиве», поступившей из Москвы, зато нам хорошо известны намерения и перемещения различных членов Уралсовета.

В Кремле продолжали увиливать от принятия какого-либо конкретного решения относительно судьбы императорской семьи. Возможно, вначале московское руководство подумывало о тайных переговорах с Германией и предполагало использовать бывшего царя в качестве своего козыря. Но затем в очередной раз одержал верх принцип «пролетарского правосудия»: должны были судить на показательном открытом процессе и тем самым продемонстрировать народу и всему миру грандиозный смысл революции.

Троцкий, преисполненный романтического фанатизма, видел себя в качестве общественного обвинителя и мечтал пережить моменты, по своей значимости достойные Великой французской революции. Свердлову поручили заняться этим вопросом, а Уралсовет должен был подготовить сам процесс.

Однако Москва находилась слишком далеко от Екатеринбурга и не могла до конца оценить обстановку на Урале, которая стремительно нагнеталась: белоказаки и белочехи успешно и быстро продвигались к Екатеринбургу, а красноармейцы бежали, не оказывая сопротивления.

Положение становилось критическим, и даже казалось, что революцию с трудом удастся спасти; в этой сложной ситуации, когда Советская власть могла пасть с минуты на минуту, сама мысль о проведении показательного процесса представлялась анахронической и нереальной.

Существуют доказательства, что президиум Уралсовета и областная ЧК обсуждали с руководством «центра» вопрос о судьбе Романовых, и именно в связи с усложнившейся обстановкой.

К тому же известно, что в конце июня 1918 года военком Уральской области и член президиума Уралсовета Филипп Голощекин отправился в Москву, чтобы решить участь императорской семьи. Нам точно не известно, чем закончились эти встречи с представителями правительства: мы знаем только, что Голощекина принимали в доме Свердлова, его большого друга, и что он вернулся в Екатеринбург 14 июля, за два дня до роковой ночи.

Единственным источником, где говорится о существовании «секретной директивы» из Москвы, является дневник Троцкого, в котором бывший нарком утверждает, что узнал о расстреле Романовых только в августе 1918 года и что сообщил ему об этом Свердлов.

Однако значение этого свидетельства не слишком велико, поскольку нам известно другое заявление того же Троцкого. Дело в том, что в тридцатые годы в Париже вышли мемуары некоего Беседовского, бывшего советского дипломата, бежавшего на Запад. Любопытная деталь: Беседовский работал вместе с советским послом в Варшаве Петром Войковым, «старым большевиком», сделавшим головокружительную карьеру.

Это был тот самый Войков, который - еще будучи комиссаром продовольствия Уральской области - доставал серную кислоту, чтобы облить ею трупы Романовых. Став послом, он сам умрет насильственной смертью на перроне Варшавского вокзала: 7 июня 1927 года Войкова застрелит семью выстрелами из пистолета девятнадцатилетний студент и «русский патриот» Борис Коверда, решивший отомстить за Романовых.

Но вернемся к Троцкому и Беседовскому. В мемуарах бывшего дипломата приводится рассказ - записанный якобы со слов Войкова - об убийстве в Ипатьевском доме. Среди прочих многочисленных вымыслов есть в книге один совершенно невероятный: Сталин оказывается непосредственным участником кровавой расправы.

Впоследствии Беседовский прославится именно как автор выдуманных историй; на обрушившиеся со всех сторон обвинения он отвечал, что правда никого не интересует и что его главной целью было поводить за нос читателя. К сожалению, - уже находясь в изгнании, - ослепленный ненавистью к Сталину, поверил автору мемуаров и отметил следующее: «По словам Беседовского, цареубийство было делом рук Сталина…»

Существует еще одно свидетельство, которое может считаться подтверждением того, что решение о расстреле всей императорской семьи было принято «вне» Екатеринбурга. Речь идет опять-таки о «Записке» Юровского, в которой говорится о приказе расстрела Романовых.

Не следует забывать, что «Записка» составлена в 1920 году, через два года после кровавых событий, и что в некоторых местах Юровскому изменяет память: например, он путает фамилию повара, называя его Тихомировым, а не Харитоновым, а также забывает, что Демидова была служанкой, а не фрейлиной.

Можно высказать и другую гипотезу, более правдоподобную, и попытаться объяснить некоторые не совсем понятные места в «Записке» следующим образом: эти краткие воспоминания предназначались для историка Покровского и, вероятно, первой фразой бывший комендант хотел свести до минимума ответственность Уралсовета и, соответственно, свою собственную. Дело в том, что к 1920 году кардинально изменились как цели борьбы, так и сама политическая обстановка.

В других своих мемуарах, посвященных расстрелу царской семьи и до сих пор не изданных (они были написаны в 1934 г.), больше не говорит о телеграмме, а Покровский, затрагивая эту тему, упоминает лишь некую «телефонограмму».

А теперь рассмотрим вторую версию, которая выглядит, быть может, более правдоподобно и больше импонировала советским историкам, так как снимала с высших партийных руководителей всякую ответственность.

Согласно этой версии решение о расстреле Романовых приняли члены Уралсовета, причем совершенно самостоятельно, даже не обратившись за санкцией к центральному правительству. Екатеринбургским политикам «пришлось» пойти на такие крайние меры из-за того, что белые стремительно наступали и нельзя было оставить противнику бывшего государя: если использовать терминологию того времени, Николай II мог стать «живым знаменем контрреволюции».

Не существует сведений - или же они еще не опубликованы - о том, чтобы перед расстрелом Уралсовет направлял в Кремль сообщение о своем решении.

Уралсовет явно хотел скрыть правду от московских руководителей и в связи с этим дал две ложные информации первостепенной важности: с одной стороны, утверждалось, что семья Николая II «эвакуирована в надежное место» и к тому же Совет якобы располагал документами, подтверждавшими существование белогвардейского заговора.

Что касается первого утверждения, нет сомнений, что это была позорная ложь; но и второе заявление оказалось обманом: и в самом деле, не могли существовать документы, связанные с неким крупным белогвардейским заговором, поскольку не было даже личностей, способных организовать и осуществить подобное похищение. Да и сами монархисты считали невозможным и нежелательным восстановление самодержавия с Николаем II в качестве государя: бывший царь никого больше не интересовал и при всеобщем безразличии шел навстречу своей трагической гибели.

Третья версия: сообщения «по прямому проводу»

В 1928 году некий Воробьев, редактор газеты «Уральский рабочий», написал свои воспоминания. После расстрела Романовых прошло десять лет, и - как бы жутко ни звучало то, что я сейчас скажу, - эту дату рассматривали как «юбилей»: данной теме было посвящено множество трудов, причем их авторы считали своим долгом похвастаться непосредственным участием в убийстве.

Воробьев был еще и членом президиума исполкома Уралсовета, и благодаря его воспоминаниям - хотя в них нет ничего для нас сенсационного - можно представить себе, как происходила связь «по прямому проводу» между Екатеринбургом и столицей: руководители Уралсовета диктовали текст телеграфисту, а в Москве Свердлов лично отрывал и прочитывал ленту. Отсюда следует, что екатеринбургские лидеры имели возможность в любой момент связаться с «центром». Итак, первая фраза «Записки» Юровского - «16.7 была получена телеграмма из Перми…» - неточна.

В 21 час 17 июля 1918 года Уралсовет направил в Москву второе сообщение, но на этот раз самую обычную телеграмму. Было в ней, правда, и нечто особенное: лишь адрес получателя и подпись отправителя оказались написанными буквами, а сам текст представлял собой набор цифр. Очевидно, беспорядок и небрежность всегда были постоянными спутниками советской бюрократии, в то время лишь формировавшейся, а уж в обстановке поспешной эвакуации и подавно: оставляя город, забыли на екатеринбургском телеграфе много ценных документов. Среди них была копия той самой телеграммы, и она, разумеется, оказалась в руках белых.

К Соколову этот документ попал вместе с материалами следствия и, как тот пишет в своей книге, сразу же привлек его внимание, отнял у него много времени и доставил массу неприятностей. Еще находясь в Сибири, следователь тщетно пытался дешифровать текст, но ему это удалось только в сентябре 1920 года, когда он уже жил на Западе. Телеграмма была адресована секретарю Совнаркома Горбунову и подписана председателем Уралсовета Белобородовым. Ниже приводим ее полностью:

«Москва. Секретарю Совнаркома Горбунову обратной проверкой. Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же участь, что и главу. Официально семья погибнет при эвакуации. Белобородов».

До сих пор эта телеграмма представляла собой одно из основных свидетельств того, что были убиты все члены императорской семьи; поэтому нет ничего удивительного, что ее подлинность часто ставилась под сомнение, причем теми авторами, кто охотно клевал на фантастические версии о том или ином из Романовых, которому якобы удалось избежать трагической участи. Сомневаться в подлинности этой телеграммы нет никаких серьезных причин, в особенности если ее сопоставить с другими аналогичными документами.

Соколов использовал послание Белобородова для того, чтобы показать изощренное коварство всех большевистских руководителей; он считал, что дешифрованный текст подтверждает существование предварительной договоренности между екатеринбургскими лидерами и «центром». Вероятно, следователю не был известен первый отчет, переданный «по прямому проводу», да и в русском варианте его книги текст этого документа отсутствует.

Отвлечемся, однако, от личной точки зрения Соколова; мы располагаем двумя информациями, переданными с промежутком в девять часов, причем истинное положение вещей раскрывается лишь в последний момент. Отдавая предпочтение версии, по которой решение о расстреле Романовых принял Уралсовет, можно сделать вывод, что, не сразу сообщая обо всем случившемся, екатеринбургские лидеры хотели смягчить, возможно, негативную реакцию Москвы.

В подтверждение этой версии можно привести два свидетельства. Первое принадлежит Никулину, заместителю коменданта Ипатьевского дома (то есть Юровского) и его активному помощнику во время расстрела Романовых. Никулин также почувствовал необходимость написать свои воспоминания, явно считая себя - как, впрочем, и другие его «коллеги» - важным историческим лицом; в своих мемуарах он открыто утверждает, что решение об уничтожении всей царской семьи принял Уралсовет, совершенно самостоятельно и «на свой страх и риск».

Второе свидетельство принадлежит уже знакомому нам Воробьеву. В книге воспоминаний бывший член президиума исполкома Уралсовета рассказывает следующее:

«…Когда стало очевидным - Екатеринбург нам не удержать, - вопрос о судьбе царской семьи был поставлен ребром. Увозить бывшего царя было некуда, да и везти его было далеко не безопасно. И на одном из заседаний Облсовета мы решили Романовых расстрелять, не ожидая суда над ними».

Повинуясь принципу «классовой ненависти», люди не должны были испытывать ни малейшей жалости по отношению к Николаю II «Кровавому» и проронить хоть слово о тех, кто разделил с ним его страшную участь.

Анализ версий

А теперь возникает следующий вполне закономерный вопрос: было ли в компетенции Уралсовета самостоятельно, даже не обращаясь за санкцией к центральной власти, принимать решение о казни Романовых, беря на себя, таким образом, всю политическую ответственность за содеянное?

Первое обстоятельство, которое следует учитывать, - это откровенный сепаратизм, присущий в период гражданской войны многим местным Советам. В этом смысле Уралсовет не был исключением: он считался «взрывоопасным» и уже успел несколько раз открыто продемонстрировать свое несогласие с Кремлем. К тому же на Урале активно действовали представители левых эсеров и множество анархистов. Своим фанатизмом они толкали большевиков на показательные акции.

Третьим подстегивающим обстоятельством было то, что некоторые члены Уралсовета - в том числе и сам председатель Белобородов, чья подпись стоит под вторым телеграфным сообщением, - придерживались крайне левых взглядов; эти люди пережили долгие годы ссылок и царских тюрем, откуда и их специфическое мироощущение. Хотя члены Уралсовета были относительно молодыми, но все они прошли школу профессиональных революционеров, и у них за спиной были годы подполья и «служения делу партии».

Борьба с царизмом в любых формах являлась единственной целью их существования, и поэтому у них даже не возникло сомнений, что Романовых, «врагов трудового народа», следовало уничтожить. В той напряженной обстановке, когда свирепствовала гражданская война и судьба революции, казалось, висела на волоске, казнь императорской семьи представлялась исторической необходимостью, долгом, который нужно было исполнить, не впадая в сочувственные настроения.

В 1926 году Павел Быков, сменивший Белобородова на посту председателя Уралсовета, написал книгу под названием «Последние дни Романовых»; как мы увидим позднее, то был единственный советский источник, где подтверждался факт убийства царской семьи, но эту книгу очень скоро изъяли. Вот что пишет Таняев во вступительной статье: «Эта задача была выполнена Советской властью со свойственной ей смелостью - принимать все меры для спасения революции, как бы с внешней стороны произвольны, беззаконны и суровы они ни казались».

И еще: «…для большевиков суд ни в какой мере не имел значения органа, выясняющего истинную виновность этой «святой семейки». Если суд и имел какой-либо смысл, то лишь как весьма хорошее агитационное средство для политического просвещения масс, и не больше». А вот еще один из наиболее «интересных» отрывков из предисловия Таняева: «Романовых пришлось ликвидировать в чрезвычайном порядке.

Советская власть в этом случае проявила крайний демократизм: она не сделала исключение для всероссийского убийцы и расстреляла его наравне с обыкновенным бандитом». Права была героиня романа А. Рыбакова «Дети Арбата» Софья Александровна, нашедшая в себе силы выкрикнуть в лицо своему брату, несгибаемому сталинисту, такие слова: «Если бы царь судил вас по вашим законам, то он продержался бы еще тысячу лет…»

Согласно официальной истории, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года Николай Романов вместе с супругой и детьми был расстрелян. После вскрытия захоронения и идентификации останки в 1998 году были перезахоронены в усыпальнице Петропавловского собора Санкт-Петербурга. Однако тогда РПЦ не подтвердила их подлинность.

«Я не могу исключить, что церковь признает царские останки подлинными, если будут обнаружены убедительные доказательства их подлинности и если экспертиза будет открытой и честной», – заявил в июле этого года глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

Как известно, в захоронении в 1998 году останков царской семьи РПЦ не участвовала, объяснив это тем, что церковь не уверена, погребаются ли подлинные останки царской семьи. РПЦ ссылается на книгу колчаковского следователя Николая Соколова, заключившего, что все тела были сожжены.

Некоторые останки, собранные Соколовым на месте сожжения, хранятся в Брюсселе, в храме Святого Иова Многострадального, и они исследованы не были. В своё время был найден вариант записки Юровского, руководившего расстрелом и захоронением, – она стала основным документом перед переносом останков (вместе с книгой следователя Соколова). И вот теперь, в наступающий год 100-летия казни семьи Романовых, РПЦ поручено дать окончательный ответ по всем тёмным местам расстрела под Екатеринбургом. Для получения окончательного ответа под эгидой РПЦ уже несколько лет проводятся исследования. Снова историки, генетики, графологи, патологоанатомы и другие специалисты перепроверяют факты, снова задействованы мощные научные силы и силы прокуратуры, и все эти действия снова происходят под плотной завесой тайны.

Исследования по генетической идентификации проводят четыре независимые группы учёных. Две из них – зарубежные, работающие непосредственно с РПЦ. В начале июля 2017 года секретарь церковной комиссии по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) сообщил: открылось большое количество новых обстоятельств и новых документов. Например, найден приказ Свердлова о расстреле Николая II. К тому же по итогам последних исследований криминалисты подтвердили, что останки царя и царицы принадлежат именно им, так как на черепе Николая II вдруг нашёлся след, который трактуется как след от удара саблей, полученного им при посещении Японии. Что касается царицы, то её идентифицировали стоматологи по первым в мире фарфоровым винирам на платиновых штифтах.

Хотя, если открыть заключение комиссии, написанное перед захоронением 1998 года, то там сказано: кости черепа государя столь разрушены, что характерную мозоль найти нельзя. В этом же заключении отмечалось сильное повреждение зубов предположительных останков Николая парадонтозом, поскольку данный человек никогда не был у стоматолога. Это подтверждает, что расстрелян был не царь, так как остались записи тобольского стоматолога, к которому обращался Николай. Кроме того, пока не нашёл объяснения тот факт, что рост скелета «царевны Анастасии» на 13 сантиметров больше, чем её прижизненный рост. Что ж, как известно, в церкви бывают чудеса… Не сказал Шевкунов ни слова о генетической экспертизе, и это при том, что генетические исследования 2003 года, проведённые российскими и американскими специалистами, показали – геном тела предполагаемой императрицы и её сестры Елизаветы Фёдоровны не совпадают, что означает отсутствие родства

Кроме того, в музее города Оцу (Япония) находятся вещи, оставшиеся после ранения полицейским Николая II. На них имеется биологический материал, который можно исследовать. По ним японские генетики из группы Татсуо Нагаи доказали, что ДНК останков «Николая II» из-под Екатеринбурга (и его семьи) на 100% не совпадает с ДНК биоматериалов из Японии. При российской экспертизе ДНК сравнивались троюродные родственники, и в заключении было написано о том, что «имеются совпадения». Японцы же сравнивали родственников двоюродных. Также есть результаты генетической экспертизы президента Международной ассоциации судебных медиков г-на Бонте из Дюссельдорфа, в которой он доказал: найденные останки и двойники семьи Николая II Филатовы – родственники. Может быть, из их останков в 1946 году и были созданы «останки царской семьи»? Проблема не изучалась.

Ранее, в 1998 году, РПЦ на основании этих заключений и фактов не признала имеющиеся останки подлинными, а что же будет теперь? В декабре все заключения Следственного комитета и комиссии РПЦ рассмотрит Архиерейский собор. Именно он примет решение об отношении церкви к екатеринбургским останкам. Давайте посмотрим, почему всё так нервно и какова история этого преступления?

За такие деньги стоит побороться

Сегодня у части российских элит вдруг проснулся интерес к одной очень пикантной истории взаимоотношений России и США, связанной с царской семьёй Романовых. Вкратце эта история такова: более 100 лет назад, в 1913 году, в США была создана Федеральная резервная система (ФРС) – центральный банк и печатный станок для производства международной валюты, работающий и сегодня. ФРС создавалась для создаваемой Лиги Наций (сейчас ООН) и была бы единым мировым финансовым центром со своей валютой. Россия внесла в «уставный капитал» системы 48 600 тонн золота. Но Ротшильды потребовали от переизбиравшегося тогда в президенты США Вудро Вильсона передать центр в их частную собственность вместе с золотом. Организация стала называться ФРС, где России принадлежало 88,8%, а 11,2% – 43 международным бенефициарам. Расписки о том, что 88,8% золотых активов сроком на 99 лет находятся под контролем Ротшильдов, в шести экземплярах были переданы семье Николая II.

Годовой доход по этим депозитам был зафиксирован в размере 4%, который должен был перечисляться в Россию ежегодно, однако оседал на счёте Х-1786 Мирового банка и на 300 тыс. – счетах в 72 международных банках. Все эти документы, подтверждающие право на заложенное в ФРС от России золото в количестве 48 600 тонн, а также доходы от предоставления его в аренду, мать царя Николая II, Мария Фёдоровна Романова, положила на сохранение в один из швейцарских банков. Но условия доступа туда есть только у наследников, и доступ этот контролируется кланом Ротшильдов. На золото, предоставленное Россией, были выпущены золотые сертификаты, позволявшие истребовать металл по частям – царская семья спрятала их в разных местах. Позже, в 1944 году, Бреттон-Вудская конференция подтвердила право России на 88% активов ФРС.

Этим «золотым» вопросом в своё время и предлагали заняться два известных российских олигарха – Роман Абрамович и Борис Березовский. Но Ельцин их «не понял», а сейчас, видимо, настало то самое «золотое» время… И теперь об этом золоте вспоминают всё чаще – правда, не на государственном уровне.

Некоторые предполагают, что спасшийся царевич Алексей позже вырос в советского премьера Алексея Косыгина

За это золото убивают, воюют и на нём делают состояния

Сегодняшние исследователи считают, что все войны и революции в России и в мире произошли из-за того, что клан Ротшильдов и США не были намерены возвращать золото ФРС России. Ведь расстрел царской семьи давал возможность клану Ротшильдов не отдавать золото и не платить за 99-летнюю его аренду. «Сейчас из трёх российских экземпляров соглашения о вложенном в ФРС золоте на территории нашей страны находятся два, третий – предположительно, в одном из швейцарских банков, – считает исследователь Сергей Жиленков. – В тайнике, на Нижегородчине, находятся документы из царского архива, среди которых есть и 12 «золотых» сертификатов. Если их предъявить, то мировая финансовая гегемония США и Ротшильдов просто рухнет, а наша страна получит огромные деньги и все возможности для развития, так как её перестанут душить из-за океана», – уверен историк.

Многие хотели с перезахоронением закрыть вопросы о царских активах. У профессора Владлена Сироткина есть подсчёт ещё и по так называемому военному золоту, вывезенному в Первую мировую и Гражданскую войны на Запад и Восток: Япония – 80 млрд долларов, Великобритания – 50 млрд, Франция – 25 млрд, США – 23 млрд, Швеция – 5 млрд, Чехия – 1 млрд долларов. Итого – 184 миллиарда. Удивительно, но официальные лица, например, в США и Великобритании не оспаривают эти цифры, но удивляются отсутствию запросов от России. Кстати, большевики о российских авуарах на Западе вспомнили в начале 20-х. Ещё в 1923 году нарком внешней торговли Леонид Красин заказал британской разыскной юридической фирме оценить российскую недвижимость и денежные вклады за рубежом. К 1993 году эта фирма сообщила, что она накопила уже банк данных на 400 млрд долларов! И это – законные российские деньги.

Почему погибли Романовы? Их не приняла Британия!

Имеется многолетнее исследование, к сожалению, уже ушедшего профессора Владлена Сироткина (МГИМО) «Зарубежное золото России» (М., 2000 г.), где золотые и другие авуары семьи Романовых, накопившиеся на счетах западных банков, также оцениваются в сумму не менее чем 400 млрд долларов, а вместе с инвестициями – в более чем 2 трлн долларов! В отсутствие наследников со стороны Романовых самыми ближайшими родственниками оказываются члены английской королевской семьи… Вот чьи интересы могут быть подоплёкой многих событий XIX–XXI веков...

Кстати, непонятно (или, наоборот, понятно), по каким мотивам королевский дом Англии трижды отказывал семье Романовых в убежище. Первый раз в 1916 году, на квартире Максима Горького, планировался побег – спасение Романовых путём похищения и интернирование царской четы во время их визита на английский военный корабль, отправлявшийся затем в Великобританию. Вторым был запрос Керенского, который тоже был отвергнут. Затем не приняли и запрос большевиков. И это при том, что матери Георга V и Николая II были родными сёстрами. В сохранившейся переписке Николай II и Георг V называют друг друга «кузен Ники» и «кузен Джорджи» – они были двоюродными братьями при разнице в возрасте меньше трёх лет, и в молодости эти ребята немало времени проводили вместе и были очень похожи внешне. Что касается царицы, то её мать – принцесса Алиса была старшей и любимой дочерью английской королевы Виктории. На тот момент в Англии в качестве залога под военные кредиты находилось 440 тонн золота из золотого запаса России и 5,5 тонны личного золота Николая II. А теперь задумайтесь: если погибала царская семья, то кому бы отходило золото? Ближайшим родственникам! Не это ли причина отказа в приёме кузеном Джорджи семьи кузена Ники? Чтобы получить золото, его владельцы должны были погибнуть. Официально. А теперь всё это нужно связать с захоронением царской семьи, которое официально будет свидетельствовать, что хозяева несметных богатств мертвы.

Версии жизни после смерти

Все версии о гибели царской семьи, существующие сегодня, можно разделить на три. Первая версия: под Екатеринбургом была расстреляна царская семья, и её останки, за исключением Алексея и Марии, перезахоронены в Санкт-Петербурге. Останки этих детей найдены в 2007-м, по ним проведены все экспертизы, и они, видимо, будут захоронены в день 100-летия трагедии. При подтверждении этой версии следует для точности ещё раз идентифицировать все останки и повторить все экспертизы, особенно генетические и патологоанатомические. Вторая версия: царская семья не была расстреляна, а была рассеяна по России и все члены семьи умерли естественной смертью, прожив свою жизнь в России или за рубежом, в Екатеринбурге же была расстреляна семья двойников (члены одной семьи или люди из разных семей, но похожие на членов семьи императора). У Николая II двойники появились после Кровавого воскресенья 1905 года. При выезде из дворца совершался выезд трёх карет. В какой из них сидел Николай II – неизвестно. Данные двойников большевики, захватив архив 3-го отделения в 1917 году, имели. Есть предположение, что одна из семей двойников – Филатовы, находящиеся в дальнем родстве с Романовыми, – последовала вслед за ними в Тобольск. Третья версия: спецслужбы добавили ложные останки в захоронения членов царской семьи по мере их естественной смерти или перед вскрытием могилы. Для этого необходимо очень тщательно отследить кроме прочего и возраст биоматериала.

Приведём одну из версий историка царской семьи Сергея Желенкова, которая нам кажется наиболее логичной, хотя и очень необычной.

До следователя Соколова – единственного следователя, выпустившего книгу о расстреле царской семьи, – работали следователи Малиновский, Наметкин (его архив был сожжён вместе с домом), Сергеев (отстранён от дела и убит), генерал-лейтенант Дитерихс, Кирста. Все эти следователи сделали вывод о том, что царская семья не была убита. Эту информацию не хотели раскрывать ни красные, ни белые – они понимали, что в получении объективной информации были заинтересованы прежде всего американские банкиры. Большевики были заинтересованы в деньгах царя, а Колчак объявил себя Верховным правителем России, что не могло быть при живом государе.

Следователь Соколов вёл два дела – одно по факту убийства и другое по факту исчезновения. Параллельно вела расследование военная разведка в лице Кирста. Когда белые уходили из России, Соколов, боясь за собранные материалы, отправил их в Харбин – в пути часть его материалов была утрачена. В материалах Соколова были доказательства финансирования русской революции американскими банкирами Шиффом, Куном и Лебом, и этими материалами заинтересовался Форд, конфликтовавший с этими банкирами. Он даже вызвал Соколова из Франции, где тот поселился, в США. При возвращении из США во Францию Николай Соколов был убит.

Книга Соколова вышла уже после его смерти, и над ней «потрудились» многие люди, убрав оттуда многие скандальные факты, поэтому считать её полностью правдивой нельзя. За спасшимися членами царской семьи наблюдали люди из КГБ, где для этого был создан специальный отдел, распущенный при перестройке. Архив этого отдела сохранился. Царскую семью спас Сталин – царская семья была эвакуирована из Екатеринбурга через Пермь в Москву и попала в распоряжение Троцкого, тогда наркома обороны. Для дальнейшего спасения царской семьи Сталин провёл целую операцию, выкрав её у людей Троцкого и увезя их в Сухуми, в специально построенный дом рядом с прежним домом царской семьи. Оттуда всех членов семьи распределили по разным местам, Мария с Анастасией были вывезены в Глинскую пустынь (Сумская область), затем Мария была перевезена в Нижегородскую область, где и скончалась от болезни 24 мая 1954 года. Анастасия впоследствии вышла за личного охранника Сталина и очень уединённо проживала на небольшом хуторе, умерла 27 июня 1980 года в Волгоградской области.

Старшие дочери, Ольга и Татьяна, были отправлены в Серафимо-Дивеевский женский монастырь – императрицу поселили недалеко от девочек. Но здесь они жили недолго. Ольга, проехав Афганистан, Европу и Финляндию, поселилась в Вырице Ленинградской области, там же она и умерла 19 января 1976 года. Татьяна проживала частично в Грузии, частично на территории Краснодарского края, похоронена в Краснодарском крае, умерла 21 сентября 1992 года. Алексей с матерью проживали на их даче, затем Алексея перевезли в Ленинград, где ему «сделали» биографию, и весь мир его узнал как партийного и советского деятеля Алексея Николаевича Косыгина (Сталин иногда при всех называл его царевичем). Николай II жил и умер в Нижнем Новгороде (22 декабря 1958 г.), а царица умерла в станице Старобельской Луганской области 2 апреля 1948 года и была впоследствии перезахоронена в Нижнем Новгороде, где у них с императором общая могила. Три дочери Николая II, кроме Ольги, имели детей. Н. А. Романов общался с И.В. Сталиным, и богатства Российской империи были использованы для укрепления мощи СССР…

Яков Тудоровский

Яков Тудоровский

Романовы не были расстреляны

Согласно официальной истории, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года Николай Романов вместе с супругой и детьми был расстрелян. После вскрытия захоронения и идентификации останки в 1998 году были перезахоронены в усыпальнице Петропавловского собора Санкт-Петербурга. Однако тогда РПЦ не подтвердила их подлинность. «Я не могу исключить, что церковь признает царские останки подлинными, если будут обнаружены убедительные доказательства их подлинности и если экспертиза будет открытой и честной», – заявил в июле этого года глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион. Как известно, в захоронении в 1998 году останков царской семьи РПЦ не участвовала, объяснив это тем, что церковь не уверена, погребаются ли подлинные останки царской семьи. РПЦ ссылается на книгу колчаковского следователя Николая Соколова, заключившего, что все тела были сожжены. Некоторые останки, собранные Соколовым на месте сожжения, хранятся в Брюсселе, в храме Святого Иова Многострадального, и они исследованы не были. В своё время был найден вариант записки Юровского, руководившего расстрелом и захоронением, – она стала основным документом перед переносом останков (вместе с книгой следователя Соколова). И вот теперь, в наступающий год 100-летия казни семьи Романовых, РПЦ поручено дать окончательный ответ по всем тёмным местам расстрела под Екатеринбургом. Для получения окончательного ответа под эгидой РПЦ уже несколько лет проводятся исследования. Снова историки, генетики, графологи, патологоанатомы и другие специалисты перепроверяют факты, снова задействованы мощные научные силы и силы прокуратуры, и все эти действия снова происходят под плотной завесой тайны. Исследования по генетической идентификации проводят четыре независимые группы учёных. Две из них – зарубежные, работающие непосредственно с РПЦ. В начале июля 2017 года секретарь церковной комиссии по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) сообщил: открылось большое количество новых обстоятельств и новых документов. Например, найден приказ Свердлова о расстреле Николая II. К тому же по итогам последних исследований криминалисты подтвердили, что останки царя и царицы принадлежат именно им, так как на черепе Николая II вдруг нашёлся след, который трактуется как след от удара саблей, полученного им при посещении Японии. Что касается царицы, то её идентифицировали стоматологи по первым в мире фарфоровым винирам на платиновых штифтах. Хотя, если открыть заключение комиссии, написанное перед захоронением 1998 года, то там сказано: кости черепа государя столь разрушены, что характерную мозоль найти нельзя. В этом же заключении отмечалось сильное повреждение зубов предположительных останков Николая парадонтозом, поскольку данный человек никогда не был у стоматолога. Это подтверждает, что расстрелян был не царь, так как остались записи тобольского стоматолога, к которому обращался Николай. Кроме того, пока не нашёл объяснения тот факт, что рост скелета «царевны Анастасии» на 13 сантиметров больше, чем её прижизненный рост. Что ж, как известно, в церкви бывают чудеса… Не сказал Шевкунов ни слова о генетической экспертизе, и это при том, что генетические исследования 2003 года, проведённые российскими и американскими специалистами, показали – геном тела предполагаемой императрицы и её сестры Елизаветы Фёдоровны не совпадают, что означает отсутствие родства.

Добавить комментарий